официальный сайт регионального отделения

News

[19.05.2009]
ПРИВИВКУ ОТ ФАШИЗМА У НАС НЕ ДЕЛАЮТ
Автор: 
Пашков Валерий Владимирович
Вот уже четвёртое поколение появилось на свет с тех пор как отгремели последние выстрелы в войне против фашизма. И чем дальше от победоносного завершения Великой Отечественной войны, тем больше тревоги за её итоги… в нашей стране – главной победительнице человеконенавистнической идеи, воплощённой Гитлером и всей нацистской кликой на государственном уровне, причём самым агрессивным и изуверским образом. И казалось, что наш народ получил навечно прививку от фашизма. Казалось… Уже в конце 70-х - начале 80-х годов начали появляться доморощенные нацисты. Они сначала побаивались выступать открыто со своими взглядами, и умело мимикрировали под патриотизм, выдвигая на авансцену лозунги «Сохраним нашу память!» и «Берегите наши святыни!» Но в этой привлекательной упаковке было совсем другое вложение – ксенофобия, самый откровенный нацизм в русском варианте - черносотенства. А за этим вослед началась ползучая романтизация фашизма и Гитлера. Всё это делалось втайне. И хотя всесильное КГБ знало о таком явлении, не было никаких судебных процессов по делам о тайных последователях фюрера. Почему? Объяснения впереди. А пока зададимся вопросом: почему вдруг такое могло появиться в нашей стране, залитой кровью бесчисленных жертв гитлеризма? Герои-жертвы Первая причина - она на поверхности. Те, кого коснулась война, видели фашизм в деле – разрушенные города, сожжённые сёла, бесчисленные трупы уничтоженных мирных жителей, кошмар концлагерей. Поэтому ненависть к фашизму была постигнута на практике. Следующие же поколения знали об этом уже только из рассказов очевидцев, кинохроники, книг. Личных потрясений они уже не испытывали. Год от года число очевидцев уменьшалось, и всё меньше народа соприкасалось с тем, что произвело неизгладимое впечатление на участников военных действий. Масса наполненной личными переживаниями и эмоциями передаваемой из уст в уста информации об ужасах, чинимых фашистами, всё сокращалась. Взамен государство не дало ничего достойного, что обеспечивало бы если не адекватность, то хоть близость чувств ужаса и омерзения от фашизма следующим поколениям. Во многих странах Западной Европы, особенно в Германии, всё население прошло через музеи под открытым небом – Дахау, Бухенвальд, Маутхаузен… Поэтому там, несмотря на наличие неонацистских группок, очень сильно общественное антифашистское движение и государство сурово наказывает за нацистские высказывания и символику. У нас же таких экскурсий в обязательном и массовом масштабе не проводилось никогда. Миллионы и миллионы наших граждан прошли «дорогами славы» – посетив мемориалы, посвящённые самоотверженной, героической обороне или блестяще проведенным военным операциям. Но ведь на нашей территории были и концлагеря для военнопленных – от Сталинграда до Западной Белоруссии. И места массовых уничтожений мирных жителей. Но тему страданий наших пленных власти старались не муссировать, ибо пришлось бы признавать факты и никудышной подготовки к войне, и провалов наших полководцев и генштаба первого периода войны, из-за чего только за первый год войны пленными мы потеряли почти 3 миллиона человек. Лишь спустя почти 30 лет после войны был организован музей в деревне Хатынь, почти полностью уничтоженной эсэсовцами вместе со всем населением. А ведь таких мест по всей оккупированной территории была масса. И где другие памятные знаки о жертвах? Стоило поэту Евтушенко и писателю Кузнецову написать про массовые расстрелы евреев и советских военнопленных в местности под Киевом с названием Бабий Яр, как на них накинулись критики всех мастей, лепя им ярлыки очернителей и даже пособников сионизма. Редакциям изданий, где были напечатаны раскритикованные произведения, досталось по первое число. В Латвии был построен очень выразительный мемориальный комплекс в местечке Саласпилс – где был лагерь смерти. Но много ли советских граждан его посетило? Не меньше погибло невинных жертв в поселении Калеви-Лийва в Эстонии. Но о нём знают считанные единицы. Как и о других скорбных местах, где во всей своей гнусной силе проявил себя фашизм. Читать обо всём этом или слышать от лектора – явно недостаточно. А вот увидеть ряды колючей проволоки, бараки, крематории, ямы, куда сбрасывали подчас ещё живых расстрелянных – это настоящий урок истории. Но на территории России ни один гитлеровский лагерь смерти не был сохранён. Случайно ли? Жертвы гитлеризма вновь стали жертвами – замалчивания со стороны властей. Если бы не самоотверженный труд писателя Сергея Смирнова, первым заговорившего о подвигах бойцов, оставшихся обороняться в тылу, далеко за линией откатывающегося на восток фронта, и вынужденно попавших в плен, неизвестно, сколько бы ещё на пленных зияло клеймо предателей, налепленных на них Сталиным. Напомним: писатель осмелился заговорить об этом в 1955 году – через 10 лет после окончания войны! Сотни тысяч наших пленных были перемещены из гитлеровских концлагерей в советские, и лишь после массового резонанса в обществе от радиопередач с рассказами Смирнова о героях Брестской крепости власти решились на их реабилитацию. Питательная почва Всплеск фашизма в нашей стране, прежде всего, подготовлен… нашей школой. Она не учит гуманизму, толерантности, пониманию ценности многообразия культур. Вместе с тем, для нашего менталитета, как ни горько, характерна героизация и романтизация террора и насилия. О ком у нас сложены самые популярные песни? О Стеньке Разине, например. То есть, о мародёре, совершившем грабительский и кровавый набег на опустошённую катастрофическим землетрясением Персию. Со смаком все поют куплет об утоплении им с лёгкой душой, дабы потрафить своему бандформированию, невинной женщины. А каким ореолом у нас годы и годы были окружены декабристы, в том числе подстрекавшие к зверствам! Вспомним К.Рылеева, жалевшего, что нет в России «ни Брута, ни Риеги», то есть, цареубийц, и восклицавшего в своих виршах: Самовластительный злодей! Тебя, твой трон я ненавижу. Твою погибель, смерть детей (! – В.П.) С жестокой радостию вижу. В Ипатьевском доме его мечты (и множества других) осуществились. А чуть ли не на глазах Рылеева Каховский убил героя войны 1812 года Милорадовича. Не одно поколение читало в школьных учебниках восторженные строки про террористов - Каракозова, Халтурина, Грюневицкого, Засулич и других. В героях у нас до сих пор ходит Камо, швырявший бомбы и стрелявший со страстью, не гнушаясь случайных жертв. До сих пор в Москве есть улица Красина – идеолога терроризма. Справедливости ради скажем, что и царский режим не был паинькой. Иван Грозный был крёстным отцом государственного террора и соответствующей службы (опричнины). Взойдя на престол, первый из Романовых, Михаил, издал указ о предании смерти через повешение младенца (!) - сына Марии Мнишек. Самое интересное, что к этому злодейскому акту царя подбивал не кто-нибудь, а патриарх Филарет (!!). Словом, ценность человеческой жизни не принималась во внимание во все века на Руси. Главное – результат, пусть на костях миллионов. Хоть чужих, хоть своих. Фашизм также ставит во главу угла достижение цели любой ценой. Но ещё подводит под это «теоретическую» базу о превосходстве одной расы или нации над другими. Если до войны интернационализм был серьёзным достижением в советском государстве, и даже бытовой национализм стал сдавать позиции, то, как ни странно, после войны, особенно после 1948 года, Сталин, можно сказать, подхватил эстафету нацизма у Гитлера. Началось, однако, ещё до войны и продолжилось во время войны. В конце 30-х годов целые этнические группы насильственно переселялись с родных мест вглубь страны. Шпиономания так захлестнула власть, что было решено «не размениваться на мелочи» и записать в потенциальные шпионы и предатели всех приморских корейцев (на японцев, видите ли, похожи), белорусских поляков и олонецких финнов (среди последних, между прочим, были родители бывшего губернатора Санкт-Петербурга Яковлева). Во время войны надо было найти виновных в провалах военных кампаний. И нашли – целые народы. Были факты приветствий некоторыми личностями прихода захватчиков и преподнесения им подарков, записи в полицаи. И под этим предлогом каре подвергались все – даже семьи героев. Например, дважды Героя Советского Союза Аметхана Султана – лётчика из крымских татар. А калмыцких конников вообще потеряли при поспешном отступлении из вида и поспешили записать в перебежчики, хотя потом выяснилось, что они геройски погибли. Немцы Поволжья, меннониты по вероисповеданию, в своё время бежали из Германии из-за преследований, и их потомки вовсе не горели желанием слиться с представителями «арийцев». Но они тоже пали жертвой патологической мести и шпиономании. Среди защитников Брестской крепости было немало чеченцев, Малгобек мужественно отстаивали от наседающего вермахта ингуши, однако это не спасло народы от бесчеловечной акции депортации и зверств войск НКВД. В то же время Власов из русских перебежчиков несколько дивизий набрал. На некоторых оккупированных территориях России были целые волости под контролем доморощенных фашистов, присягнувших Гитлеру. Если следовать логике Сталина, то и русский народ за это следовало переселить куда-либо подальше. Но у генералиссимуса хватило хитрости не только сделать исключение, но и лицемерно огласить тост за русский народ (и только!) на торжественном приёме в Кремле после парада Победы. Тем самым он унизил другие народы нашей страны, так же самоотверженно сражавшиеся с гитлеровским нашествием. После войны Сталин решил закрепляться в различных регионах мира через «дружественные» режимы. Он, мечтая насолить англичанам и получить нового союзника, сделал ставку на независимость Израиля. Однако тамошние власти пришли к выводу, что иметь покровителем США много выгоднее, чем донельзя разочаровали и взбесили «вождя народов». Месть была ужасна и традиционна – массовым преследованием нации. Кампания «борьбы с космополитизмом» развернулась в самом конце 40-х годов и продолжалась до самой смерти Сталина. От неё очень выиграли сионисты, которые только и мечтали, что преследуемые евреи все переселятся на «землю обетованную». А честные люди приходили в ужас: у нас начались явления, характерные для нацизма в Германии второй половины 30-х годов. Итогом преступной сталинской национальной политики стало возрождение ксенофобии, межнациональных распрей, жуткий рост бытового национализма. Благоприятная почва для появления нацизма в СССР была подготовлена. Русский фашизм – был и прижился у нас 8 мая в передаче «Народ хочет знать» бывший депутат Госдумы Н.А.Нарочницкая уверяла, что никогда среди русских фашистов не было, что это вообще чуждо русским, издревле жившим в многонациональной стране. Для человека, считающегося просвещённым и учёным, стыдно не знать очевидных фактов. Уже черносотенство с массой охотников до погромов можно считать протофашистским явлением. А когда появился Муссолини со своей доктриной, то он нашёл множество сторонников по всему свету. Национальное чванство, агрессивность и стремление к порабощению всех, кто считается низшим – все атрибуты налицо у последователей дуче. В США фашизм, например, имел расистскую окраску, а в Германии заодно и национальную. «Арийская раса», самым высшим представителем которой является германец – это, дескать, господствующий в мире элемент, а все остальные – «недочеловеки». В среде русских эмигрантов тоже нашлось множество последователей фашистских идей. В конце декабря 1926 года в одном из харбинских кабаков некто Константин Родзаевский со своими «соратниками» организовали «партию всероссийских фашистов». Приветствовать своих партайгеноссе надлежало выбрасыванием вперёд руки с кличем «слава России!». А в качестве эмблем партии выбрали двуглавого орла, держащего в когтях свастику, и её же, увенчанную императорской короной. Решено также было носить чёрные косоворотки, за голенищами сапог держать ножи и издавать газету «Наш путь». Родзаевцы были крикливой, экзальтированной бандой полуграмотных и завистливых маргиналов. Естественно, в своих бедах они обвиняли «инородцев» и коммунистов, которых отождествляли с «жидо-масонами». В них записывали всех, кто к местным фашистам относился без восторга и отказывал в финансовой помощи. В списках «жидо-масонов» поэтому оказались и Рерих, и Вертинский, и Лемешев, и Юлий (Юл) Бриннер (кто смотрел «Великолепную семёрку», тот его вспомнит), бывавшие в Харбине. Лишь угроза атамана Семёнова наслать казаков с нагайками разбираться отбила у местных фашистов охоту причислить к «жидо-масонам» Шаляпина. Конечно же, родзаевцы отличились в терроре и погромах «инородцев», прежде всего местных евреев. Отлично они освоили и захват богатых заложников с целью выкупа. При этом «настоящие русские патриоты» вовсю лебезили перед японцами и пели хвалу «Его Величеству Тэнноо» (японскому императору) и марионеточному императору Маньчжоу-Го Пу И. В конце 1945 года Родзаевский совершил промашку. Бежав от советских войск в Шанхай, он вдруг затем решил, что может стать полезным сталинскому режиму. Он направил вождю свои соображения на этот счёт и был приглашён вернуться. Вскоре был отправлен в СССР. Однако со своими единомышленниками тут же был арестован. Рядовых фашистов и мелких фюреров распихали по лагерям и ссылкам. А Родзаевский из тюрьмы продолжал писать верноподданные письма Сталину с предложениями сотрудничества. Сразу же после Отечественной войны «вождю народов» миловать вождя русских фашистов было не с руки, и его на всякий случай расстреляли. Зато остальные соратники Родзаевского отделались лёгким испугом - кого вскоре амнистировали, кого расконвоировали. Сталин держал в перспективе скорую кампанию «борьбы с космополитизмом», и такие кадры ему были весьма полезны. Среди возвращенцев на историческую родину нашлись такие, кто быстренько вписался в советскую жизнь. Так, один из приятелей Родзаевского, некто Павел Северный, баловавшийся литературой и не жалевший самых поносных слов для коммунистов, «перековался» и даже стал членом Союза советских писателей, написав в духе «соцреализма» книжку про партизан «Шумит тайга Маньчжурии». Он быстро смекнул, что у сталинистов и фашистов есть духовная близость, так что приспособиться к ситуации можно. Так или иначе, но фашисты из Маньчжурии быстро привились на благодатной почве того времени внутри СССР, дали свою поросль. Были русские фашисты и в Германии. Но среди них шло непрерывное соперничество, гитлеровским властям они доставляли больше хлопот, чем пользы, а с подписанием в 1939 году пакта о мире и дружбе между Германией и СССР фашистам из «Российского Освободительного Национального Движения» (РОНД) во главе с бароном Меллер-Закомельским было приказано вести себя тихо. Решительным сторонником фашистов показал себя и атаман генерал Краснов. Он участвовал в боевых действиях и карательных акциях на стороне нацистов. Со временем в нашей стране появились ярые поклонники Родзаевского и Краснова. Они не стесняются публично их почитать и даже выпускать их «труды», которые вполне доступны при полном попустительстве правоохранительных органов. Между прочим, в их рядах весьма много лиц с черносотенным душком, симпатизантов фашистам, и кровавые акции скинхедов, «вервольфов» и других фашистских формирований они списывают на «бытовуху» и прочие мелкие прегрешения. До этого КГБ СССР мирволил обществу «Память». Его «органы» берегли, чтобы потом тыкать пальцем в эту страшилку: вы, мол, хотели демократии и плюрализма мнений? Получите! Как быть? В передаче «Народ хочет знать» от 8 мая Нарочницкая призывала не драматизировать ситуацию, не преувеличивать популярность идей фашизма в России. Но ведь когда-то все германские фашисты могли уместиться в одной пивной. Весь вопрос в наличии благоприятной среды для роста рядов экстремистов. А она как раз есть. И нет государственной программы борьбы с фашизмом во всех его проявлениях. Нет на этот счёт никаких просветительских программ, в том числе школьных, учебных пособий. А ведь для нашей уникальной, многонациональной и многоконфессиональной страны межнациональные распри – угроза существования. При этом отсутствует внятная миграционная политика, условия для натурализации прибывших, желающих влиться в наше общество. Не приходилось слышать, чтобы какой-либо педагог, осознавая серьёзную опасность распространения нацизма, решил проявить инициативу и проводить занятия со школьниками о ценности совместного создания Российского государства народами, в ней проживающими, о взаимном обогащении культур. О вреде как великодержавного шовинизма, русского нацизма, принижающего «инородцев», так и русофобии, беспочвенных обвинений в принижении и насильственной русификации остальных народов России. О бесчеловечной сущности фашизма в расовой, национальной и любой другой форме, всякого политического экстремизма. Понятно, что для такой важной и ответственной работы надо очень серьёзно готовиться. Поэтому учителя и школьное руководство предпочитают угрозы не видеть, отрабатывать уроки «от сих до сих», проявлений нацизма и межнациональных трений ни в классах, ни вне их, не замечать. Бездеятельность подобного рода – это мина в каждой школе под национальное единство в России – основу государственной стабильности и целостности. Не меньшая ответственность за воспитание в духе уважения к культуре, обычаям и традициям народов лежит на семьях. Бытовой национализм, питательная среда для фашизма, гнездится там. Родители, внушающие детям пренебрежительное отношение к иным народам, расам, культурам, должны нести безусловную ответственность за содействие политическому экстремизму. Высказывания школьников в нацистском духе должны влечь за собой привлечение учителями к ответственности их родителей. Последние же должны контролировать круг общения своих детей, формирование их взглядов, пресекать проявления в детях национальной и расовой вражды и нетерпимости. К великому сожалению, школьные учебники истории не акцентированы на уникальность России, исстари формировавшейся как многонациональное и многоконфессиональное государство, где восторжествовала мудрость добросердечного взаимного проживания, сотрудничества и помощи, совместного накопления культурных ценностей. Этот уникальный и ценнейший опыт дался всем нелегко, через ошибки, распри и недоразумения, которые совместно и успешно преодолевались. Но об этом - ни гу-гу! При всех идеологических перехлёстах и искажениях, в СССР была лучше налажена система информирования населения о культурных достижениях народов страны. Сейчас этот важный аспект национального единения находится в загоне. Министерство культуры уделяет этому внимание ничтожно мало. Но и на местном уровне для этого ровным счётом ничего не делается. Тот душевный комфорт, в котором пребывают руководители отделов образования и культуры в органах местного самоуправления муниципальных образований, не получающие циркуляров «сверху» о пропаганде культурного наследия народов России, удручает. Поза «умывания рук», бездеятельности и безынициативности, неприглядна и неприемлема. Есть опасения, что и от этих замечаний наши чиновники в учреждениях образования и культуры просто отмахнутся, как от докучливой осы. Гражданская развитость в любой стране определяется умением своевременно и грамотно реагировать на все вызовы времени на всех уровнях власти и общественности. Что ж, посмотрим, насколько у нас доросли до умения не допустить процветания фашистской идеологии. Допустить такое – это предать всех, кто пал жертвой в борьбе с фашизмом. А допустить можно: бездеятельностью и её самооправданием.

Исходный текст

Пашков Валерий Владимирович